Уклонение от выполнения обязанностей родителей, выражающееся в систематическом неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего при наличии объективной возможности их выполнения, влечет лишение родительских прав

Уклонение от выполнения обязанностей родителей, выражающееся в систематическом неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего при наличии объективной возможности их выполнения, влечет лишение родительских прав

Уклонение от выполнения обязанностей родителей, выражающееся в систематическом неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего при наличии объективной возможности их выполнения, влечет за собой лишение родительских прав.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. № 38-КГ12-1

Прокурор Пролетарского района г. Тулы обратился в суд в интересах несовершеннолетнего С. к А. о лишении родительских прав и взыскании алиментов, в обоснование требований указав следующее. А. состоит на регистрационном учете со своим несовершеннолетним сыном С. по одному адресу, однако фактически проживает вместе со своей сожительницей Ж. и их общим ребенком Н. Ранее ответчик со своей бывшей супругой Д. и сыном С. проживали по адресу регистрации, однако 31 декабря 2005 г. в квартире случился пожар, в результате которого родители несовершеннолетнего С. получили термические ожоги и находились в больнице. 12 января 2006 г. Д. скончалась. Несовершеннолетний С. после госпитализации родителей переехал к бабушке и дедушке (О. и Г.), где проживает в настоящее время. Ответчик А. после выздоровления жизнью сына не интересуется, материально его не содержит, длительные промежутки времени с ребенком не общается, не желает его видеть, на встречи к ребенку приходит в состоянии алкогольного опьянения, под различными предлогами уклоняется от участия в его жизни и развитии, не интересуется его отношениями со сверстниками, его успехами в учебе, его здоровьем, что приводит ребенка в угнетенное состояние.

Решением Пролетарского районного суда г. Тулы от 30 июня 2011 г. исковые требования удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 сентября 2011 г.

решение районного суда отменено и вынесено новое решение, которым прокурору в удовлетворении требований отказано.

В жалобе О. ставился вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 сентября 2011 г. и оставлении без изменения решения Пролетарского районного суда г. Тулы от 30 июня 2011 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 июня 2012 г. жалобу удовлетворила, указав следующее. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что с января 2006 г. несовершеннолетний С. проживает со своими бабушкой и дедушкой, которые его воспитывают и содержат. Мать мальчика умерла, отец А. с ребенком не проживает. У несовершеннолетнего С. бронхиальная астма, он нуждается в постоянном профилактическом и стационарном лечении, дополнительном внимании со стороны взрослых.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции сослался на положения ст.ст. 63, 69, ч. 1 ст. 70 СК РФ, п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей (в ред. от 6 февраля 2007 г.).

Отменяя решение районного суда и отказывая в удовлетворении требований, судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда исходила из того, что в ходе судебного разбирательства не нашло своего подтверждения, что А. жизнью сына не интересуется, материально его не содержит, длительные промежутки времени с ребенком не общается, не желает его видеть, на встречи к ребенку приходит в состоянии алкогольного опьянения, под различными предлогами уклоняется от участия в его жизни и развитии.

Между тем выводы Тульского областного суда основаны на неправильном применении правовых норм.

В силу ст. 70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, заявлению прокурора, а также по заявлениям органов или организаций, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и других).

Родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК РФ, только в случае их виновного поведения.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Исходя из смысла закона неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего может выражаться, в частности, в уклонении от выполнения обязанностей по обеспечению потребностей несовершеннолетнего в питании, одежде и обуви по сезону, проживании в благополучных санитарно-гигиенических условиях, полноценном отдыхе и сне, средствах гигиены, в своевременном получении медицинской помощи и лечении при болезни. Оно может выражаться также в невыполнении обязанностей по обеспечению прав несовершеннолетнего на общение с родителями и сверстниками, по созданию условий для получения несовершеннолетним образования, для его занятий спортом, музыкой, танцами, рисованием, конструированием, проявления им иных видов творческой и физической активности, удовлетворения им других своих интересов и потребностей.

Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего представляет собой длящееся бездействие, определенную систему, линию поведения лица. Единичные и кратковременные случаи неудовлетворения отдельных потребностей и интересов несовершеннолетнего таковым не являются.



Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего может повлечь лишение родительских прав только при наличии у обязанного лица возможности их выполнения.

Начальным моментом неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является возникновение обязанности совершать определенные действия по воспитанию несовершеннолетнего при наличии объективной возможности их совершения. Конечным моментом неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является время наступления последствий в виде вреда физическому, психическому и нравственному развитию несовершеннолетнего или время устранения угрозы их наступления.

Ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего — это действие и бездействие, выражающиеся в некачественном и не в полном объеме выполнения обязанностей по воспитанию, в применении запрещенных законом способов и методов воспитания, эксплуатации несовершеннолетнего, в формировании асоциальной направленности личности несовершеннолетнего.

Ненадлежащее исполнение обязанностей выражается в нечетком, нерадивом, формальном, несвоевременном, неправильном их выполнении, в злоупотреблении правами по воспитанию несовершеннолетнего.

В силу ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года ребенок вправе сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды во всем вопросам, затрагивающим его интересы, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с его возрастом и зрелостью.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего интересы ребенка. Выраженное мнение ребенка имеет значение при решении семейных вопросов, затрагивающих правовое положение ребенка.

Согласно ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Статьей 57 СК РФ закрепляется право ребенка выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства.

При этом учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Обстоятельства, свидетельствующие об уклонении А. от выполнения своих родительских обязанностей, Пролетарским районным судом г. Тулы установлены и изложены в судебном решении на основании показаний самого ребенка С., свидетельских показаний, заключения территориального комитета по г. Туле Комитета Тульской области по семейной, демографической политике, опеке и попечительству по Пролетарскому району г. Тулы о необходимости лишения родительских прав А., которое дано в интересах малолетнего ребенка, поскольку С. написал заявление о согласии на лишение родительских прав А., а также проверки отдела по опеке и попечительству, которой установлено, что А. самоустранился от воспитания сына, безразличен к его судьбе, не интересуется его здоровьем, учебой, его физическим и интеллектуальным развитием, не оказывает материальной помощи.

Между тем судебная коллегия, принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований и указав, что доказательств самоустранения А. от воспитания сына не представлено, не приняла во внимание и не опровергла выводы суда первой инстанции о том, что ответчик жизнью сына и его воспитанием не интересуется, материально не содержит, завел другую семью.

Также не обосновано, почему суд первой инстанции должен был отдать предпочтение показаниям одних свидетелей перед другими.

Не опровергнуты судебной коллегией и выводы суда о том, что нерегулярные визиты отца к ребенку, нестабильное материальное содержание не могут быть расценены как надлежащее выполнение ответчиком своих родительских обязанностей.

На протяжении пяти лет ответчик проживал отдельно, создал новую семью, в которую не ввел своего сына, не познакомил с членами семьи, ни разу не изъявил желания забрать мальчика к себе.

Наличия каких-либо обстоятельств либо иных причин, не зависящих от ответчика, в связи с которыми он не исполняет свои обязанности родителя, ни судом первой инстанции, ни судом кассационной инстанции установлено не было.

Оценивая заключение территориального комитета по г. Туле Комитета Тульской области по семейной, демографической политике, опеке и попечительству о том, что лишение родительских прав А. в отношении несовершеннолетнего С. отвечает интересам ребенка, судебная коллегия не привела причин, по которым считает его неправильным и противоречащим собранным по делу доказательствам.

Обоснование вывода о том, что заключение органа опеки и попечительства поверхностно, безмотивно и необъективно, в обжалуемом определении также не приведено, поскольку таковым не может считаться ссылка на то, что до марта 2011 г. семья Д. не попадала в поле зрения органа опеки и попечительства, однако заключение состоялось уже 5 апреля 2011 г. без проведения какой-либо воспитательной работы с родителем и без общения с отцом ребенка.

Каким образом обстоятельства выдачи заключения территориального комитета по г. Туле Комитета Тульской области по семейной, демографической политике, опеке и попечительству повлияли на правильность сделанных в нем выводов, судебная коллегия не указала.

Судебная коллегия областного суда также указала, что в материалах дела имеются доказательства перечисления ответчиком денежных средств О., что может быть расценено как перечисление добровольных платежей на содержание ребенка.

Однако судебная коллегия не учла, что данные платежи не носили регулярный характер, и ничем не опровергла вывод суда о том, что в связи с нерегулярностью выплат они не могут расцениваться как систематическое содержание несовершеннолетнего С. ответчиком.

Анализируя и оценивая все изложенное в совокупности, суд первой инстанции, исключительно из интересов несовершеннолетнего, учитывая его мнение и пожелания, исходя из конкретных обстоятельств дела, а также перспективы развития событий, пришел к выводу, что установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии со стороны ответчика надлежащего контроля за сыном, внимания и заботы, полном равнодушии к его воспитанию, являются достаточными основаниями для удовлетворения исковых требований о лишении А.

родительских прав в отношении сына С.

Каких-либо относимых, допустимых и достоверных доказательств, свидетельствующих о тяжелой жизненной ситуации ответчика, объективно не позволяющей ему заниматься воспитанием и содержанием сына, в процессе рассмотрения дела, исходя из положений ст. 56 ГПК РФ, суду представлено не было. Судебной коллегией данные обстоятельства также установлены не были.

Таким образом, Тульский областной суд, отменяя решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 30 июня 2011 г., руководствовался обстоятельствами, противоречащими собранным по делу доказательствам, не опровергнув выводы суда первой инстанции о том, что А. жизнью своего сына не интересуется, материально не содержит, не оказывает помощи в воспитании.

Судебной коллегией не приведено обоснование, по каким причинам ею не было учтено мнение С. по вопросу лишения А. родительских прав, как это предписывается ст. 57 СК РФ, не указано, чем это противоречит интересам несовершеннолетнего. С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 1 сентября 2011 г. отменила, оставила в силе решение Пролетарского районного суда г. Тулы от 30 июня 2011 г.

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79, руководитель судебного департамента Ватутин Вадим Валерьевич

О admin

x

Check Also

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества Когда семейный корабль в шторм разбивается о рифы ...

Рейтинг@Mail.ru