Споры о порядке общения с ребенком — Сайт адвоката Игнатова О

Статья 66 СК РФ состоит из нескольких пунктов, имеющих самостоятельные значения, неодинаковые цели. Правда, все они так или иначе служат осуществлению родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Так, п. 1 провозглашает право на общение, п. 2 предусматривает право родителей заключить в письменной форме соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Подчеркивая важность данного положения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 27 мая 1998 г. № 10 О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей , полностью воспроизводит текст СК РФ (п. 8)1 (далее Постановление ВС РФ от 27 мая 1998 г.). На практике заключение мирового соглашения нередко происходит особенно тогда, когда предстоит расторжение брака, и родители хотят сразу решить возникающие при разводе проблемы. Подобного рода соглашение чаще всего свидетельствует о желании мирным путем и наименее болезненным для ребенка способом определить его судьбу.

Ориентируя на мирное урегулирование крайне сложных вопросов, СК РФ исходит из необходимости защиты:

bull; права родителя, который утрачивает постоянный, ежедневный контакт с ребенком:

bull; права ребенка, который несмотря ни на что, сохраняет право на общение с обоими родителями, если они совместно с ним не проживают. При этом принимается во внимание очевидная истина: несовершеннолетнему нужны мать и отец. К сказанному имеет смысл добавить более глубокие по своему существу суждения специалистов-психологов. Наиболее принципиальные из них состоят в следующем:

показателем психического благополучия является не отсутствие конфликтов, а умение их разрешать. Сами же конфликты и проблемы являются неотъемлемой частью человеческих отношений; готовность родителей к компромиссу доказательство любви родителей к своему ребенку. К тому же, по справедливому мнению Г. Фигдора, хорошее воспитание это, прежде всего, компромисс! ;



хорошая мать не та, у которой нет этих конфликтов (не быть их может лишь там, где ребенок так запуган, что от страха не смеет слова сказать), а та, которая умеет эти конфликты разрешать с наименьшими душевными потерями для всех;

для бесконфликтного разрешения вопросов, связанных с раздельным проживанием ребенка и одного из родителей, не последнюю роль играет душевное равновесие самих родителей, их способность понимать своих несовершеннолетних детей и делать для них все необходимое;

будничные конфликты разрастаются, потому что ребенок в это тяжелое время, как никогда раньше, нуждается во внимании, а мать, в свою очередь, как никогда раньше, не в состоянии проявить это внимание;

для мирного разрешения конфликтов по поводу общения с ребенком огромную роль играет способность родителей общаться друг с другом также и после развода и их способность признавать другого как отца или как мать. И эта способность не столько моральная, сколько психическая ;

мать, разрушая в детях образ отца, разрушает представление ребенка о себе самом. Ведь у мальчика один отец, и на основе своего представления о нем будущий мужчина строит самого себя;

отношения с отцом не только не разрушают любви ребенка к матери, они в большей степени освобождают ее от того агрессивного потенциала, который так опасен для них обоих.

Согласно ч. 2 п. 2 ст. 66 СК РФ, если родители не могут придти к соглашению, спор разрешается судом с участием органа опеки и попечительства по требованию родителей (одного из них). Следовательно, участие органов опеки и попечительства в разрешении споров, связанных с обеспечением прав родителей и самого несовершеннолетнего на общение, обязательно (ст. 78 СК РФ).

Споры об обеспечении права на общение имеют прямое отношение к воспитанию. Именно поэтому п. 8 постановления ВС РФ от 27 мая 1998 г. полностью воспроизводит в этой части СК РФ .

Подведомственность споров об обеспечении права на общение определяется ГПК, эти дела рассматриваются судами общей юрисдикции.

Поскольку они исключаются из числа дел, подсудных мировому судье, постольку иски по делам данной категории не могут рассматриваться мировым судьей. Во-первых, идет спор о детях, во-вторых, такой спор есть спор о праве. Иск предъявляется на общих основаниях, т.е. по месту жительства ответчика. В том случае, если одновременно предъявляется иск о взыскании алиментов, допускается подсудность по выбору истца.

К числу лиц, участвующих в деле, относятся в первую очередь стороны: истец, в роли которого чаще всего выступает отец, ответчик (обычно мать), затрудняющая, делающая невозможным общение ребенка с другим родителем, проживающим отдельно от ребенка. Может случиться, что родители меняются местами, поскольку место проживания ребенка в процессе затянувшегося конфликта становится иным (то он находится с матерью, то его начинает удерживать отец). В таких случаях, надо полагать, существует два выхода из положения. Либо оставить все по-прежнему, либо заменить ненадлежащего истца (ответчика) надлежащим.

Нередко создание препятствий в общении ребенка с одним из родителей одновременно затрагивает интересы его родственников как близких, так и отдаленных по линии ответчика по делу. В таком случае они могут принимать участие в процессе как третьи лица, имеющие самостоятельные исковые требования. Что касается участия в деле прокурора, то оно Законом о прокуратуре не предусматривается, так как возникший спор имеет частный характер. В число обязательных участников процесса, в соответствии с п. 1 ст. 78 СК РФ, входят органы опеки и попечительства. И, надо сказать, что по делам, связанным с обеспечением права на общение, от степени их активности во многом зависит успех дела. Причем роль этих органов в процессе особая:

bull; во-первых, они представляют свое заключение суду;

bull; во-вторых, до передачи дела в суд, им, как правило, приходится принимать участие в преодолении родителями разногласий по поводу общения;

bull; в-третьих, их суждения, основанные на оценке конкретных обстоятельств с педагогической точки зрения, представляют особую ценность;



bull; в-четвертых, в случае необходимости органы опеки и попечительства в соответствии с п. 3 ст. 67 СК РФ вправе сами обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребенком;

bull; в-пятых, участие органов опеки и попечительства в деле, где судом разрешается спор родителей, служит дополнительной гарантией защиты права ребенка на общение с родителями (одним из них) или его близкими родственниками;

bull; в-шестых, с вынесением судебного решения надобность в помощи со стороны органов опеки и попечительства не исчезает. Наоборот, благодаря их содействию удается наименее болезненным для ребенка способом достичь исполнения решения суда.

Все лица, участвующие в процессе, где разрешается рассматриваемый спор, обладают комплексом прав и обязанностей. Сюда входят права:

знакомиться с материалами дела; делать из них выписки и копии;

представлять доказательства и участвовать в их исследовании;

задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам;

заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств;

давать устные и письменные объяснения суду;

приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам;

возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле;

обжаловать судебные акты;

пользоваться другими процессуальными правами, предоставленными законодательством о гражданском судопроизводстве.

К сказанному ГПК добавляет: Они должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами .

В качестве общего для подобных дел правила к доказательствам относятся полученные в предусмотренном законом порядке сведения, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, звукозаписей и видеозаписей, заключений экспертов.

Видимо, этот перечень нельзя считать исчерпывающим, учитывая возможности современной техники. Например, в Англии практикуется установка специальной аппаратуры (о чем, естественно, знают только специалисты) в комнате встреч родителя, стремящегося к общению со своим ребенком, что позволяет убедиться в том, как складываются их отношения.

К спорным вопросам относится оценка мнения ребенка относительно его желания (нежелания) общаться с родителями (одним из них). Поскольку от ответа во многом зависит оценка доводов истца (ответчика), мнение несовершеннолетнего на этот счет нельзя игнорировать. Тем более, что право ребенка выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы в семье, закреплено в законе (ст. 57 СК РФ). Однако речь может идти только о выяснении мнения, причем за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Кроме того, данная статья СК РФ специально подчеркивает, что учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен. Одновременно здесь же дается перечень статей СК РФ, по которым согласие (несогласие) ребенка имеет правовое значение. В данный перечень ст. 55, 66 СК РФ, предусматривающие право на общение, не входят. Тем не менее проблема выяснения мнения ребенка по делам, связанным с устранением препятствий к общению, существует, т.к. СК РФ ее не разрешает. Тем более, что в делах, где рассматривается иск об устранении препятствий к общению, ребенок свидетелем не является. Его гражданско-процессуальный статус не определен. Никаких пояснений на этот счет не делает и постановление ВС РФ № 10. В перечне обстоятельств, которые суд принимает во внимание, определяя порядок общения, нет упоминания о мнении ребенка (правда, данный перечень является открытым). Поэтому, считаясь с интересами несовершеннолетнего, которые всегда имеют приоритетный характер, его мнение следует знать и при необходимости учитывать, но выявлять не при рассмотрении иска, а раньше при подготовке заключения органами опеки и попечительства.

Говоря о заключении органов опеки и попечительства как доказательстве по делу, следует подчеркнуть, что по каждому конкретному делу дается только одно заключение, подготовленное тем органом опеки и попечительства, которое имеет соответствующее поручение суда.

Чтобы получить полную картину происходящего, эти органы вправе обратиться в различного рода учреждения, организации с просьбой прислать необходимую информацию. Что же касается опроса физических лиц, то он производится только по поручению суда.

Доводы, аргументы представителя органов опеки и попечительства как участника процесса, чаще всего, имеют особую ценность, а их заключение позволяет высветить с трудом поддающиеся исследованию факты. Однако царицей доказательств это заключение не является и оценивается судом наравне с другими доказательствами.

Для дел, связанных с обеспечением права на общение, особый интерес представляет обеспечение доказательств. Случается, что истец и ответчик проживают на большом расстоянии друг от друга, а ребенок вообще находится совсем в другом месте (например, в деревне у бабушки). Тогда в суд, где рассматривается иск или в районе деятельности которого должны быть совершены процессуальные действия по обеспечению доказательств, направляется заявление, в котором должны быть указаны:

содержание рассматриваемого дела;

сведения о сторонах и месте их проживания или нахождения;

доказательства, которые необходимо обеспечить, обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства;

причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об обеспечении. Причем на определение судьи об отказе в принятии заявления об обеспечении доказательств может быть подана частная жалоба.

Упорное противодействие общению иногда справедливо. И как раз по соображениям, имеющим прямое отношение к защите интересов ребенка, которого действительно травмируют встречи с родителем, который не испытывает к нему добрых чувств. Разобраться, истинные ли эти чувства, исключительно сложно, но необходимо. Поэтому иногда требуется специалист, эксперт либо даже комплексная экспертиза. Истцу, ответчику и другим лицам, участвующим в деле, предоставляется право ставить перед судом вопросы, нуждающиеся в компетентном ответе эксперта по делу.

Мало того, разрешается:

назначение эксперта из числа лиц, указанных участниками судебного процесса;

ходатайство перед судом о назначении повторной, дополнительной или комплексной экспертизы. Чаще всего по делам подобного рода появляется потребность в использовании специальных психологических знаний в области детской психологии.

Специалисты относят к наиболее типичным обстоятельствам материально-правового характера, имеющим психологическое содержание, не только ст. 65, но и ст. 66, 67 СК РФ, когда важно определить степень привязанности ребенка к родителям с учетом особенностей психического развития детей и их возраста. Именно в этом случае только традиционных средств доказывания явно недостаточно. К тому же, с правовой точки зрения, участие психолога является дополнительной гарантией защиты прав личности ребенка 2. Для правильного разрешения спора по обеспечению права на общение специалисты-психологи предлагают суду обратить внимание на следующие вопросы:

а) каковы причины, по которым стороны не соблюдают (или одна из сторон нарушает) установленный органом опеки и попечительства порядок участия в воспитании ребенка отдельно живущего родителя;

б) какой порядок участия родителя в воспитании будет отвечать интересам ребенка.

Суд обычно в качестве доказательств использует объяснения сторон, достоверность которых невозможно определить без знания основной психологической мотивации, без проведения судебно-психологи-ческой экспертизы (наличие или отсутствие психического воздействия на ребенка и его характер, мотивационные линии поведения каждой из сторон, психологическая характеристика системы взаимоотношений ребенка с каждым из родителей и др.). Тем более, что в конфликтной ситуации возможны неверная интерпретация каждой из сторон поведения другой стороны, психологически обусловленные искажения восприятия поведения и отдельных действий другой стороны. Задача психологической экспертизы выявить наличие подобных деформаций и объяснить их причины .

Предъявление иска, связанного с обеспечением права на общение, подчиняется правилам, сформулированным в ГПК РФ. Но, обращая внимание на исковые требования, следует говорить не об обеспечении права на общение, а об устранении препятствий к общению с ребенком. Именно такую терминологию использует п. 3 ст. 67 СК РФ, посвященный праву родителей, близких родственников на общение с ребенком.

К исковому заявлению об устранении препятствий к общению прилагаются:

1) его копия, предназначенная для ответчика, третьих лиц;

2) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;

3) копия свидетельства о рождении ребенка;

4) копия свидетельства о расторжении брака, если оно имело место;

5) копия решения суда, рассмотревшего иск о расторжении брака, и другие, связанные с разводом документы;

6) документы, подтверждающие раздельное проживание одного из родителей с ребенком;

7) копии документов, имеющих значение по делу (например, решения, постановления органов опеки и попечительства, акты об их неисполнении и др.).

До назначения дела к слушанию (как и во всяком положении дела, в том числе и при подготовке к судебному разбирательству) допускается принятие судом мер к обеспечению иска. В данном случае речь идет об устранении препятствий к общению с ребенком, которые обычно выражаются в сокрытии несовершеннолетнего ответчиком, что порождает особую тревогу у истца, лишенного всякой возможности принимать участие в жизни ребенка. К мерам по обеспечению иска в подобного рода ситуациях может послужить запрещение ответчику совершать определенные действия, а также запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора. Такими лицами могут быть близкие, отдаленные родственники несовершеннолетнего, предпринимающие, например, активные усилия по сокрытию ребенка, возбуждению в нем враждебных чувств к ответчику.

Заявление о мерах по обеспечению иска рассматривается судом в день его поступления без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле.

О принятии мер по обеспечению суд выносит определение, которое приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов. Это означает возможность (и необходимость) использования в подобной ситуации п. 2 ст. 79 СК РФ, допускающего на основании судебного определения временное помещение ребенка в одно из воспитательных, лечебных учреждений, учреждение социальной защиты населения и другое аналогичное учреждение. Помочь в реализации такого определения могут органы опеки и попечительства, а также истец, заинтересованный в обеспечении общения и знающий, как это сделать наименее болезненным для ребенка способом.

Сложность судебных споров об устранении препятствий к общению объясняет необходимость соблюдения ряда требований. Следует выделить из их числа:

примирение сторон как одну из задач подготовки дела к судебному разбирательству;

принятие мер к заключению сторонами мирового соглашения, что входит в перечень действий судьи при подготовке дела к судебному разбирательству. Тем самым ГПК содействует выполнению судом своей миссии по защите прав ребенка, интересы которого страдают из-за непримиримости сторон родителей.

Результатом миротворческой деятельности суда может стать:

отказ истца от иска, принятый судом;

признание ответчиком иска. В таких случаях суд все равно принимает решение по делу;

заключение мирового соглашения, утвержденного судом.

Каким бы с процессуальной точки зрения не была судьба заявленного

иска об устранении препятствий к общению, все равно это желательное завершение конфликта, связанного с воспитанием несовершеннолетнего. Правда, такой финал иногда не погашает разногласий по поводу общения.

Поэтому на практике часто иск об устранении препятствий к общению появляется вновь, что объясняется несоблюдением имевшей место договоренности в целом или частично. В таких случаях вряд ли уместно применение правил, предусматривающих отказ от иска, поскольку имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа от иска или утверждением мирового соглашения сторон .

Завершая рассмотрение иска, суд выносит решение по заявленным истцом требованиям , которые сводятся к устранению препятствий к общению, которое заключается в определении порядке такого общения . Его материально-правовую основу составляют:

право родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ним (п. 1 ст. 66 СК РФ, п. 8 названного постановления Пленума);

право несовершеннолетнего, на общение с родителем, проживающим по другому адресу (ст. 55 СК РФ), при осуществлении которого необходимо защищать интересы ребенка, что подчеркивает ч. 2 и 8 названного постановления;

обязанность родителя, с которым проживают дети, не препятствовать общению ребенка с другим родителем (п. 1 ч. 2 ст. 66 СК РФ).

Именно с таких позиций суду предстоит рассмотреть иск об устранении препятствий к общению. Однако на практике суд в своем решении обращает особое внимание, прежде всего, на ч. 2 ст. 66 СК РФ, которая служит очевидным дополнением к п. 1 ст. 66, ч. 2 ст. 55 СК РФ. Тем не менее суды считают необходимым начать решение, его резолютивную часть с упоминания обязанностей родителя — непосредственного воспитателя, тогда как главное заключается в определении такого порядка общения, который, с одной стороны обеспечивает родительские права проживающего отдельно от ребенка истца, с другой соответствует интересам несовершеннолетнего. Поэтому в п. 8 упомянутого Постановления делается уточнение понятия порядок общения время, место, продолжительность и т.п.

Практика показывает, что чем конфликтнее отношения родителей, тем определеннее должны быть формы общения. Но дело не только в этом. Когда общение происходит систематически (даже с разными временными перерывами), всем участникам спорных правоотношений легче к ним привыкнуть. И что наиболее существенно общение становится неотъемлемой частью жизни самого ребенка.

Чаще всего суды, определяя порядок общения, ориентируются на требования истца, который их конкретизирует по собственному усмотрению.

При этом даже выработался определенный стандарт: раз в неделю, в такое-то время, по месту жительства ребенка либо в школе, детском саду и т.п., продолжительностью 2 часа и т.п. Нередко просьба истца излагается более конкретно, так как он хочет видеть сына, дочь один раз в неделю по выходным дням, т.е. в нерабочее время. Конечно, поддерживать подобного рода относительно редкие, но все-таки стабильные отношения при глубоком антагонизме родителей тоже достижение, позволяющее сохранить духовную связь с ребенком. И по мере его взросления такая связь либо укрепится, расширится, либо прекратит свое существование. Причиной разрыва может стать поведение каждого из родителей. Чтобы такой разрыв не произошел, истцу надлежит понять, что не общаясь с ребенком постоянно, он невольно все бразды управления (воспитания) отдает родителю непосредственному воспитателю.

Говоря о деталях, определяющих порядок общения, перечень которых, естественно, исчерпывающим не является, все-таки нужно давать им оценку, не следуя слепо за просьбой истца и ответчика, поскольку приоритет в решении проблем, возникающих при обеспечении права на общение, имеют права, интересы ребенка. В качестве примера можно привести дело по иску А. к А, рассмотренное судом в 1998 г.

От брака они имели сына Николая 1988 г.р. и дочь Надежду 1987 г.р. При разрешении вопроса об общении одного из родителей с детьми суд, учитывая желание отца, обязал мать не прибегать к нетрадиционным методам лечения детей.

В последнее время наметилась тенденция более подробных, продуманных по всем пунктам, исковых притязаний по делам подобного рода. В качестве примера можно привести дело по иску П. к П, рассмотренное судом в марте 1999 г.

П. состояли в браке с 1985 по 1997 гг. От брака имеют сыновей — Илью 1988 г.р. и Никиту 1990 г. р. В 1995 г. супруги свой брак расторгли. При расторжении брака место проживания детей не определялось. Дети остались проживать с матерью, против чего П. не возражал. Но при этом он ссылался на то, что ответчица более двух лет чинит всяческие препятствия к его общению с сыновьями.

Поэтому он в своем исковом заявлении просил суд разрешить ему:

а) забирать обоих сыновей в выходные дни 2 раза в месяц с 9 утра до 20 часов вечера с правом ночлега у отца;

б) проводить с детьми половину общегосударственных праздников по месту жительства отца: 1 января, 2 и 9 мая, 7 ноября, 12 декабря;

в) забирать обоих сыновей во вторую половину школьных каникул с 9 часов утра;

г) забирать сыновей из школы каждую среду, с возвращением их матери не позднее 21 часа;

д) проводить с ним один месяц летних каникул;

е) бывать с отцом в театре;

з) общаться с детьми по телефону 2 раза в неделю (по вторникам и пятницам).

Кроме того истец обязал мать не реже одного раза в неделю давать ему информацию о состоянии здоровья, месте пребывания, особенностях в поведении детей.

Надо сказать, что суд большую часть заявленных требований удовлетворил. По этому делу в основу вынесенного судом решения положены исковые требования отца детей, выступающего в роли истца, явно заботливого родителя, готового отдать себя полностью детям, их воспитанию, что характеризует его только с положительной стороны. Здесь усеченное по своей сути родительское право максимально приближено к родительскому праву в полном его объеме, чего реально достичь с помощью общения невозможно. Во-первых, подобную детализацию трудно соблюсти. Во-вторых, малейшее от нее отступление чревато возникновением войны между родителями.

Прежде чем подробно остановиться на особенностях исполнения судебных решений по делам, связанным с обеспечением права на общение, надо сказать, что речь идет о решении суда, касающегося длящихся отношений, к каким относятся отношения по воспитанию. Они подвержены постоянным колебаниям, зависят от множества обстоятельств (погоды, состояния здоровья ребенка, изменившегося режима работы родителей, изменения школьного расписания и т.п.). Поэтому порядок общения не может быть заложен в железные, раз и навсегда определенные рамки, способные подорвать стабильность судебного решения.

Немаловажным изъяном судебного решения, подробно детализирующего порядок общения, является и невозможность контролировать его исполнение. Поэтому один из судов г. Москвы не только вынес решение по делу, но и обязал своим определением органы опеки районной Управы осуществлять контроль за исполнением решения суда. Но такой выход из положения, во-первых, не имеет правовых оснований, во-вторых, нереален даже для органов опеки и попечительства.

Поскольку во главу угла при обеспечении права на общение поставлены права, интереса несовершеннолетнего, постольку в жизнь должен воплощаться один из ведущих принципов семейного права: превосходство, приоритет интересов ребенка. Поэтому из общего правила, предусмотренного п. 1 ст. 66 СК РФ, делается исключение: обязанность не препятствовать общению, если такое общение не причинит вред физическому и психическому развитию ребенка, его нравственному развитию . Тем более, что п. 1 ст. 65 СК РФ запрещает осуществлять родительские права в противоречии с интересами детей. Возникает вопрос, какими критериями следует пользоваться, чтобы оценить возражения ответчика, считающего, что общение с ребенком таит угрозу негативного влияния на воспитание несовершеннолетнего. В качестве общих правил на этот счет можно рассматривать ч. 2 п. 1 ст. 65 СК РФ, где сказано: При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию

Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей . Конечно, для таких крайностей, в подобного рода делах места нет. Чаще всего ответчик ссылается на состояние нервной системы ребенка, его нежелание видеть другого родителя и т.п. Вот почему в особо осложненных случаях полезно привлечь к делу специалиста в области детской психологии или даже назначить судебно-психологическую экспертизу.

С вступлением решения суда в законную силу в делах, связанных с обеспечением права на общение, конфликт, как правило, не исчезает, а иногда приобретает еще более ожесточенный характер.

Тем более, что решение суда обязательно как для ответчика, так и истца. Процесс исполнения судебного решения по делам подобного рода относится к числу наиболее сложных. Согласно п. 3 ст. 66 СК РФ При невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством , которое закрепляет следующие общие правила: Решение приводится в исполнение после вступления его в законную силу . Кроме того, исполнение всякого решения, в том числе призванного устранять препятствия к общению, осуществляется в соответствии с Законом об исполнительном производстве. Исполнению решений суда по делам, связанным с воспитанием детей служит и ст. 79 СК РФ.

ГПК, определяя общий порядок исполнения судебного решения, делает исключение для случаев немедленного исполнения. В перечень решений, подлежащих немедленному исполнению, входят присуждающие алименты. По искам об устранении препятствий к общению иногда одновременно ставится вопрос и о взыскании алиментов либо выдвигаются встречные исковые требования аналогичного содержания. Возникает ситуация, требующая разъяснения. Представляется, что немедленное исполнение решения распространяется лишь на часть судебного решения, касающуюся алиментирования. О немедленном исполнении решения при обеспечении права на общение говорить не приходится, поскольку оно затрагивает длящиеся во времени, как правило, враждебные отношения, связанные с воспитанием.

Закон об исполнительном производстве затрагивает ряд вопросов, непосредственно относящихся к исполнению судебных решений дел данной категории. Сюда входят вопросы:

участия в исполнительном производстве представителей сторон. В статье 33 Закона говорится: Если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые «он может исполнить только лично, то при их исполнении должник не вправе действовать через представителя . Поскольку право на общение с ребенком является сугубо личным, участие представителя сторон в исполнительном производстве исключается.

Вместе с этим, п. 2 ст. 33 Закона об исполнительном производстве допускает участие в исполнительном производстве организаций, действующих через своих представителей в пределах полномочий, предоставленных им законом, иными нормативными правовыми актами. В рассматриваемых делах такой организацией являются органы опеки и попечительстре, чье обязательное участие в исполнении решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, предусмотрено п. 1 ст. 79 СК РФ. Но имеется в виду участие, а не само исполнение, входящее в прямую обязанность судебного пристава-исполнителя (п. 4 ст. 3 Закона об исполнительном производстве), чьи требования по исполнению судебных решений для всех обязательны, куда входит:

определение места исполнения. Согласно п. 1 ст. 11 Закона об исполнительном производстве, если должником является физическое лицо, то исполнительные действия совершаются судебным приставом-исполнителем по месту его жительства, месту его работы или месту нахождения его имущества. Однако для дел, в которых требуется совершение должником определенных действий, п. 2 ст. 11 делает исключение, позволяя исполнить судебное решение по месту совершения действий, входящих в обязанность должника. Причем это место может не совпадать ни с местом проживания истца, ни с местом жительства ответчика, т.к. ребенок в силу самых разных причин может находиться в другом месте (у других лиц). Особый смысл приобретает п. 4 ст. 11, где говорится, что Судебный пристав-исполнитель может совершать исполнительные действия на территории, на которую не распространяются его функции, если в процессе исполнения исполнительного документа возникла такая необходимость . Лучше всего проводить исполнение решения, обязывающего не чинить препятствия к общению, на нейтральной почве;

определение времени совершения исполнительных действий, которое согласно п. 1 ст. 12 Закона могут быть совершены в рабочие дни с 6 часов до 22 часов по местному времени. Правда, возможно на этот счет исключение, когда, по вине должника, в эти дни ничего сделать нельзя.

Стороны, участвующие в исполнительном производстве вправе предложить удобное для них (и ребенка. А.Н.) время исполнения исполнительных действий;

определение сроков исполнения, которое должно состояться в 2-месячный срок со дня поступления к приставу-исполнителю исполнительного документа (п. 1 ст. 13 Закона). При этом следует учитывать, что исполнительные листы по рассматриваемым делам сохраняют свою силу в течение 3 лет. Если за это время решение суда исполнить так и не удалось, следует при необходимости вновь предъявлять соответствующий иск;

отсрочка или рассрочка исполнения судебного решения, которые могут иметь место при наличии обстоятельств, препят

О admin

x

Check Also

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества Когда семейный корабль в шторм разбивается о рифы ...

Рейтинг@Mail.ru