Эссе права и обязанности супругов

1 СООТНОШЕНИЕ ЛИЧНЫХ И ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

2 ЛИЧНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ

3 ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ

3.1 Общая характеристика имущественных отношений

3.2 Законный режим имущества супругов

3.3 Договорный режим имущества супругов

3.4 Ответственность супругов по обязательствам

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Отношения между супругами сложны и многообразны. На протяжении, как правило, довольно длительной совместной жизни супруги вступают между собой в самые различные отношения. Многие из этих отношений вообще не регулируются правом. Однако есть и такие отношения, которые подвергаются правовому регулированию. В их числе имущественные и некоторые личные неимущественные отношения. Удельный вес последних невелик, поскольку право на многие из них просто не в состоянии воздействовать. Круг же имущественных отношений весьма широк. Совокупность урегулированных правом имущественных и личных неимущественных отношений между супругами образует брачное правоотношение. Этот термин используется из соображений практического удобства, чтобы всякий раз не перечислять многочисленные супружеские связи. Соответственно содержание брачного правоотношения образуют права и обязанности супругов, предусмотренные ст. 28-44 Закона РК от 17.12.1998 года О браке и семье — (далее по тексту ЗоБС РК) и другими актами семейного и гражданского законодательства.

Супруги в период нахождения в браке сохраняют в полном объеме гражданскую правоспособность и дееспособность и поэтому могут иметь любые гражданские права и обязанности, в том числе и по отношению друг к другу. Однако в рамках брачного правоотношения ряд имевшихся у супругов прав и обязанностей модифицируется, а также появляются новые права и обязанности. Именно эти изменения и позволяют говорить о возникновении между супругами брачных правоотношений с самостоятельным содержанием. Правда, основные изменения в содержании брачного правоотношения приурочиваются к его возникновению (заключению брака) или прекращению.

Однако изменения в рамках брачного правоотношения возможны и в период брака: приобретаются в общую собственность новые вещи, взыскиваются алименты и т. п.

Права и обязанности одного супруга по отношению к другому существуют либо как тождественные по содержанию (например, каждому из них принадлежит право на выбор места жительства), либо как противоположные (один имеет право требовать уплаты алиментов, а другой — обязан сделать это)[1,С. 197-198]. В первом случае права и обязанности, как правило, существуют независимо друг от друга. Их взаимосвязь проявляется лишь в момент неисполнения. Во втором случае можно говорить о наличии взаимности, свойственной классическим двусторонним договорам (купли-продажи, аренды и т.п.).

Преамбула Закона РК О браке и семье гласит: Настоящий Закон устанавливает и регулирует брачно-семейные отношения в Республике Казахстан, а также гарантии их осуществления, обеспечивает защиту прав и интересов семьи, определяя ее развитие приоритетным направлением государственной социальной политики Республики Казахстан [2, С.2].

Данной преамбулой определяется высокая социальная значимость института брака и семьи, область применения данного Закона, а также гарантированность провозглашенных в Законе прав и интересов семьи. Что это за права и интересы семьи?

Многие основные понятия Закона, предусмотренные в статье 1, раскрываются через понятия имущественные отношения, имущественные права и обязанности. Это неслучайно. Брак и семья порождают особые имущественные отношения между супругами, родителями и детьми, близкими родственниками. Специфика имущественных прав и обязанностей во многом определяет выделение брачно-семейных отношений из всего массива товарно-денежных отношений, регулируемых гражданским правом. Поэтому имущественные права и интересы семьи и ее членов являются важной составной частью брачно-семейных отношений и включены в качестве предмета рассмотрения в данное пособие.

Знание и умение правильно применять нормы главы 7 Закона Имущественные права и обязанности супругов необходимы в основном при разрешении в судебном порядке целого ряда категорий споров, в том числе о признании недействительными сделок по распоряжению общим имуществом супругов; о разделе имущества супругов; об обращении взыскания на имущество по обязательствам должников, состоящих в браке.

Нормы данной главы могут быть востребованы также при рассмотрении споров о разделе наследственного имущества, освобождении имущества от ареста и др.

Необходимо отметить, что знать права и обязанности должны и сами граждане, вступающие в брак.

Таким образом, предметом исследования являются личные и имущественные права и обязанности супругов.

Цель исследования — рассмотрение личных и имущественных прав и обязанностей супругов:

Для достижения поставленной цели автор ставит следующие задачи:

#45; рассмотреть понятия личных неимущественных и имущественных прав супругов;

#45; рассмотреть виды имущественных прав и обязанностей супругов (законный и договорной режимы имущества);

#45; проанализировать особенности ответственности супругов по своим обязательствам.

Поставленные задачи автор попытался решить, используя сравнительно-правовой метод, а также методику анализа нормативно-правового материала.

Изучением особенностей личных и имущественных прав и обязанностей супругов занимались следующие юристы: Антокольская М.В., Иванов А.А., Нечаева А.М., Покровский Б.В., Пчелинцева Л.М., Шарипова Н. О. и др. К сожалению, при написании работы возникла проблема с казахстанскими учебниками по семейному праву. В связи с этим, основными источниками явились нормативно правовые акты Республики Казахстан и учебники по семейному праву российских авторов, указанных выше.

Структура дипломной работы: введение, 3 главы, заключение, список использованной литературы, приложение.

1 Соотношение личных и имущественных отношений

Брак — не только союз мужчины и женщины, своеобразная, регламентируемая Семейным кодексом процедура, но и правоустанавливающий факт. С момента заключения брака оба они обретают статус супругов. Каждый становится обладателем прав и обязанностей, предусмотренных нормами семейного права. Эти права и обязанности делятся на две группы: личные и имущественные. Тем не менее, нормы, регулирующие личные и имущественные права и обязанности супругов также содержатся и в гражданском законодательстве.

В связи с этим в научной и учебной литературе актуальным представляется вопрос разграничения этих отраслей права. Практически все авторы выделяют в качестве одной из главных специфических черт отношений, регулируемых семейным правом, то, что их основу составляют именно личные неимущественные отношения, имущественные же отношения носят зависимый, производный от личных отношений характер. Указывается, что связь имущественных отношений с личными настолько сильна, что сами семейные имущественные отношения под воздействием личных преобразуются, приобретая особые черты, не свойственные имущественным отношениям, регулируемым гражданским правом. Даже известный цивилист О.С. Иоффе, соглашался с этим утверждением. Кроме того, он возражал против трактовки соотношения личных и имущественных отношений как зависимости или подчинения, справедливо указывая, что можно говорить только об их сочетании [1, С.183]. По этому признаку в советский период регулирование семейных отношений противопоставлялось регулированию их в капиталистических странах. Считалось, что там семейные отношения входят в состав предмета гражданского права, поскольку в них превалирует имущественный элемент.

Соответствует ли действительности такое представление об удельном весе имущественных и личных неимущественных отношений в семейном праве? Если говорить о соотношении имущественных и личных отношений в семье как социальном институте, то это положение, бесспорно, справедливо. Но если говорить о том, же соотношении в семейном праве, картина получится обратная. Дело в том, что большинство личных неимущественных отношений, существующих в семье, не регулируются и вообще не могут регулироваться правом. Эта точка зрения никем не оспаривается. Во мнении о том, что лишь незначительная часть семейных отношений поддается правовому регулированию, сходятся и дореволюционные и современные ученые. Г. Ф. Шершеневич писал об этом так: Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляется неуместным и не достигающим цели.

Если юридические нормы совпадают с этическими, они представляются излишними, если они находятся в противоречии, то борьба их неравна ввиду замкнутости и неуловимости семейных отношений. Юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отношений членов семьи. Определение внутренних и внешних имущественных отношений семьи составляет единственно возможную задачу права [3,С.455]. Он справедливо указывает, что к семейным правам не должны причислиться права на взаимную любовь, уважение, потому что это мнимые права, лишенные санкций. Право же имеет дело только с внешним миром, но не с душевным[3,С.457]. Семейное право, так же как и право гражданское, преимущественно регулирует имущественные отношения, и происходит это, прежде всего потому, что данные отношения лучше поддаются правовому регулированию.

В литературе по семейному праву в разное время также разрабатывались теории, в соответствии с которыми семейное право не регулирует, а лишь устанавливает и охраняет личные неимущественные отношения. По мнению известного дореволюционного ученого В.А. Умова, право устанавливает лишь внешние границы семейно-правовых состояний: брака, родства, усыновления и т. д., но не регулирует их внутренней природы, лежащей во внеправовой сфере. Эти состояния оказывают влияние на имущественные отношения и поэтому входят в предмет права, которое определяет лишь их начало и конец [4,С.9]. Поэтому правом устанавливаются лишь условия, при которых личные семейные отношения возникают и прекращаются, существа же этих отношений оно не касается.

К. Победоносцев придерживался похожего мнения относительно пределов регулирования семейных отношений правом и указывал, что лицо, вступив в семейные отношения, вступает в известные состояния. Принадлежность лица к тому или другому состоянию или семейному отношению есть, в сущности, не право, а свойство лица, одновременно оно имеет юридическое значение потому, что с ним связываются последствия, составляющие подлинно гражданское право лица [5,С.3].

Все отношения, стоящие внутри этих состояний, К. Победоносцев не относит к предмету правового регулирования. Вторгаться в семейные отношения право, по его мнению, может лишь при их нарушении. Только в таком случае, когда злоупотребления власти, забвение обязанностей доводят до совершенного отрицания основных начал семейного быта, когда личность посреди семьи подвергается опасности, только в таком случае правительственные власти вступают в семейные отношения во имя закона и определяют числом и мерою права и обязанности, по существу своему не требующие определения [5,С.4].

Не признает возможности регулирования правом большинства личных семейных отношений и К.Д. Кавелин. Правовое регулирование необходимо, по его мнению, только в случае нарушения субъектами этих отношений прав других членов семьи. То есть право не регулирует эти отношения в ненарушенном виде, а лишь охраняет их в случае нарушения. Эта точка зрения очень похожа на современные теории охраны. По мнению К. Д. Кавелина, в нарушенном виде отношения практически перестают быть семейно-правовыми потому, что все юридическое по существу своему более разделяет, чем соединяет, или же соединяет внешним образом то, что само по себе отделено и разделено. Юридические определения вступают в силу там, где семьи уже нет, — потому что семейные союзы и юридические определения взаимно исключают друг друга [6,С.121-123].

Из современных ученых пределы регулирования правом неимущественных отношений четче всего определил О.С. Иоффе. Применительно к личным семейным отношениям объективные возможности юридического нормирования оказываются, — по его мнению, — существенно ограничены, так как эти отношения. связаны с внутренним миром переживаний, не поддающихся внешнему контролю. Поэтому, если для семейных имущественных отношений закон вводит общий режим правового регулирования, то юридические нормы, посвященные личным взаимоотношениям членов семьи, затрагивают только их отдельные стороны [1,С.178]. Определяя предмет семейного права, О.

С. Иоффе специально заостряет внимание на том, что семейное право — это система юридических норм, регулирующих в пределах, подконтрольных государству, личные и имущественные отношения… [1,С.178].

Итак, можно сделать вывод, что в области личных отношений право определяет лишь внешние границы их начала и окончания: условия вступления в брак, прекращение брака, установление отцовства, лишение родительских прав и т. д. Кроме того, право устанавливает некоторые общие императивные запреты, общие рамки, в которых осуществляются личные семейные отношения, само содержание которых находится вне сферы правового регулирования. Например, закон не определяет формы и способы воспитания детей, но запрещает злоупотребление этими правами. Еще менее урегулированы правом личные неимущественные отношения супругов. Действительно, мы видим, что право не регулирует и не может регулировать ни интимную жизнь супругов, ни их личные взаимоотношения. Нормы-декларации, обязывающие супругов заботиться друг о друге, устанавливающие равенство супругов в решении вопросов семейной жизни, и есть те самые мнимые права, о которых говорил Г.Ф. Шершеневич. Право не знает способов их принудительного осуществления. Оно не содержит даже общих границ осуществления супругами этих прав.

Все приведенные доводы подтверждают тот факт, что имущественным отношениям в предмете семейного права отводится больше места, чем личным неимущественным. Но если это так, то предмет семейного права оказывается полностью совпадающим с предметом права гражданского. И в той и в другой отрасли основу предмета составляют отношения имущественные, а личные неимущественные отношения занимают в нем второстепенное положение. Однако, семейные отношения обладают специфическими признаками, настолько существенно отличающими их от гражданских, что это позволяет говорить об отраслевой самостоятельности семейного права. Поэтому казахстанская наука рассматривает семейное право как самостоятельную отрасль права.

2 Личные права и обязанности супругов



Законом О браке и семье урегулированы немногочисленные личные права и обязанности супругов, в основном те, которые прямо или косвенно вытекают из предусмотренных Конституцией РК прав и свобод человека и гражданина.

Личные отношения между супругами, безусловно, занимают большее место и играют значительную роль в жизни супругов, по сравнению с имущественными. Однако, далеко не все неимущественные отношения супругов регулируются правом. Отношения дружбы, любви, уважения, ответственности друг за друга не поддаются правовому регулированию. За пределами права лежит и большинство отношений, составляющих существо повседневной жизни супругов. Поэтому среди отношений супругов, регулируемых правом, личным отношениям отводится значительно меньше места, чем имущественным.

Глава 6 ЗоБС РК, посвященная личным неимущественным правам и обязанностям супругов, состоит всего из трех статей, тогда как имущественные отношения супругов регулируются 14 статьями. Но дело не только в количестве статей, даже в тех случаях, когда личные неимущественные права закрепляются нормами семейного права, во многих случаях это всего лишь нормы-декларации, а не реальные юридические нормы, потому что применение санкций за нарушения этих прав невозможно. Прежде всего, речь идет о нормах, закрепляющих равенство супругов в решении вопросов семейной жизни. Однако не следует считать, что нормы-декларации не имеют никакой правовой ценности. Во-первых, возводя моральные нормы в ранг правовых, они провозглашают семейно-правовую политику государства, во-вторых, они создают определенный эталон поведения, что имеет также и воспитательное значение.

Поскольку личные неимущественные права супругов являются как бы продолжением их конституционных прав, вступление в брак не может существенно повлиять на их содержание. Нарушение этих прав одним из супругов по отношению к другому так же запрещено, как и по отношению к любому иному субъекту гражданского права.

В то же время закрепление личных неимущественных прав супругов в рамках именно семейного законодательства не лишено смысла.

Осуществление таких прав в рамках семейно-правовых отношений имеет специфику, которая отражена в нормах семейного права. Именно эта специфика и должна быть предметом последующего изучения.

В качестве критерия оценки поведения супругов в браке служит то, как они реализуют свои личные неимущественные права и несут обязанности. Такая оценка порой имеет довольно серьезное правовое значение. Например, недостойное поведение в семье может служить основанием для отказа во взыскании алиментов [2, С.56]. Одним из случаев недостойного поведения в семье как раз и является нарушение личных неимущественных прав другого супруга. Такое нарушение может быть предусмотрено брачным договором в качестве основания для лишения супруга каких-либо имущественных прав или возложения на него дополнительных обязанностей.

Наконец, нельзя забывать и того, что подобный подход законодателя обусловлен исторически. Вплоть до начала XX в. правовое положение женщины в семье было подчиненным, зависимым, что выражалось в непризнании за ней некоторых семейных прав, принадлежавших мужчинам, или в их ограничении, либо в возложении на нее дополнительных обязанностей. Достаточно вспомнить такие правовые конструкции, как власть мужа над женой, обязательное проживание жены у мужа, право мужа истребовать жену и т.д. [7,С.404].

Неравноправное положение женщины в брачном правоотношении в процессе гуманизации семейного законодательства устранено. Однако на случай рецидивов прежнего подхода сохранились нормы, подчеркивающие отсутствие каких-либо ограничений прав женщины и невозможность их введения по воле кого-либо.

Сравнительно скромное место личных неимущественных прав и обязанностей супругов нельзя считать следствием неразвитости соответствующих отношений между ними. Оно объясняется, если можно так выразиться, деликатностью законодателя, избегающего вмешательства в интимную сферу супругов, в которой главную роль играют нравственные начала.

Итак, ст. 29 и 30 ЗоБС РК закрепляют следующие личные неимущественные права супругов:



1) право на выбор рода деятельности, профессии [2,С.12]. Согласно п.1 ст. 24 Конституции РК каждый (в том числе и супруги) имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию [8,С.9].

Прежде чем говорить о праве супругов на выбор рода занятий, необходимо подробнее рассмотреть данное право, закрепленное в Конституции.

Принцип свободы труда впервые провозглашен в Конституции Республики Казахстан вместо права на труд. Ранее предусмотренное право на труд одновременно являлось и обязанностью трудиться, за отклонение от которой была установлена ответственность. Поэтому оно не могло быть и не являлось правом в юридическом смысле слова, поскольку одновременно предписывало возможное поведение и поведение должное. Реализация права на труд была ограничена заключением трудового договора рабочих и служащих, как правило, на государственном предприятии, а также членством в кооперативе и колхозе.

Конституция внесла кардинальные изменения и в право в сфере труда. Закрепленное в статье 24 право на свободу труда предполагает свободу каждого лица самостоятельно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Свободный выбор рода деятельности и профессии состоит в исключительно добровольном волеизъявлении каждого реализовать свое право на труд в различных формах: найма по трудовому договору или контракту, в организации любой формы собственности, прохождения государственной и военной службы, занятия предпринимательской деятельностью без образования юридического лица или в качестве участника хозяйственного товарищества, члена производственного кооператива или крестьянского хозяйства, а также в рамках гражданско-правовых договоров (авторский договор, договор подряда, договор поручения и т.п.) [9,С.138].

Таким образом, каждый из супругов вправе самостоятельно решать, чем ему заниматься (или не заниматься ничем), какой профессии и где ему обучаться и т.д. Скажем, если жена решит работать по специальности, муж не вправе потребовать от нее в судебном порядке сидеть дома с детьми или вести домашнее хозяйство.

Точно так же жена не вправе заставить мужа-бездельника трудиться на благо семьи. Впрочем, семейная жизнь вовсе не исключает того, чтобы один из супругов ставил перед другим вопрос об изменении рода занятий или профессии. Такие требования возможны, но они не снабжаются правовыми санкциями. Однако если один из супругов пренебрегает пожеланиями другого или не хочет изменить своего отношения к жизни, последствия все-таки наступают. Бездумная реализация одним из супругов права на выбор рода занятий и профессии способна разрушить семью. Однако было бы неразумным как-то ограничивать конституционные права граждан во имя сохранения семьи. Ведь принудительное сохранение уже распавшейся семьи — дело еще более безнравственное, чем развод;

2) право на выбор места жительства [2,С.12]. В соответствии с п.1 ст. 21 Конституции РК каждый гражданин (в том числе состоящий в браке) имеет право свободного передвижения и свободного выбора места жительства, кроме случаев, оговоренных законом [8,С.9].

Право на свободу передвижения и выбора местожительства, относится к числу прав, закрепленных как в международно-правовых актах, так и в национальном законодательстве. Соответствующие статьи международно-правовых актов закрепляют аналогичные положения, связывая их с пределами государства (статья 13 Всеобщей декларации прав человека, статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах). Рассматриваемое право означает возможность свободного перемещения граждан по территории Республики и определения местожительства для проживания, работы, учебы, отдыха или других целей без получения специального разрешения государственных органов или их должностных лиц [9,С.106].

Конституции некоторых стран, помимо права на свободный выбор местожительства (постоянное или преимущественное проживание), закрепляют право на свободу пребывания (временное проживание). Несмотря на отсутствие такого термина в Конституции, некоторые казахстанские нормативно-правовые акты также имеют положения о свободе пребывания.

В Конституции говорится о лицах, которые законно находятся на территории Казахстана, поэтому положение пункта 1 статьи 21 не распространяется на лиц, находящихся в Республике на незаконных основаниях: нелегальных иммигрантов, иностранных граждан с недействительными визами и т.д. Указанные лица могут быть ограничены в свободе передвижения и выбора местожительства в Республике, более того, к ним могут быть применены меры по выдворению за пределы страны.

Данная статья устанавливает, что законом могут быть оговорены случаи, когда право на свободное передвижение и свободный выбор местожительства могут быть ограничены. Такого рода ограничения действительно существуют в законодательстве и могут быть обусловлены:

интересами национальной безопасности, необходимостью защиты государственных секретов (лица, выезжающие в пограничную зону и не проживающие в ней, должны иметь разрешение органов внутренних дел либо соответствующие документы для передвижения; не допускается свободное передвижение на так называемых режимных объектах);

обеспечением общественного порядка, предупреждением или пресечением правонарушений, в том числе и при чрезвычайном положении, проведением оперативно-розыскных и следственных мероприятий (органы внутренних дел могут ограничивать или запрещать доступ граждан на отдельные участки и территории в случаях проведения массовых мероприятий, при преследовании и задержании преступника);

состоянием здоровья граждан (лица, больные алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, психическими и инфекционными заболеваниями и находящиеся на принудительном лечении, ограничены в свободе передвижения);

предупреждением несчастных случаев, предотвращением и устранением последствий стихийных бедствий, аварий, катастроф (ограничения в свободе передвижения могут допускаться в случаях проведения спасательных работ, граждане могут быть выселены из районов, опасных для проживания);

противоправным поведением граждан и применением к ним мер правового принуждения (лицам, находящимся под административным надзором, запрещен выезд за пределы района (города) без уведомления органов внутренних дел, равно как пребывание в определенных органами внутренних дел пунктах района (города); другие лица, в отношении которых применены меры уголовного или административного принуждения: лишение и ограничение свободы, административный арест и др. — также ограничены в праве на свободное передвижение и выбор местожительства);



характером трудовой или служебной деятельности (военнослужащие, проходящие действительную срочную военную службу, не могут свободно передвигаться по территории Республики или определять местожительство во время службы);

другими причинами (лицо, подавшее ходатайство о признании его репатриантом, обязано отбыть на указанное временное местожительство по получении направления; иностранные граждане, следующие транзитом через территорию Республики на автотранспортных средствах, могут двигаться только по дорогам, открытым для международного автомобильного сообщения, и т.д.) [9,С.106-107].

Многие из указанных ограничений носят временный характер и теряют свою силу после прекращения соответствующих обстоятельств (снятие административного надзора, выздоровление лица, прекращение действия чрезвычайного положения или срока службы).

В Конституции говорится, что ограничения должны быть установлены законом. В ряде случаев законы содержат прямые указания на ограничения в свободе передвижения и выборе местожительства. Однако иногда такие ограничения подразумеваются или вытекают из природы и назначения того или иного законодательного акта, например, в случаях с принудительным лечением, прохождением военной службы. Не основаны на Конституции и потому не имеют юридической силы ограничения в свободе передвижения и выборе местожительства, устанавливаемые местными государственными органами и объясняемые необходимостью более четкого выполнения государственных функций, предупреждением правонарушений, снижением безработицы и т.д.

Иностранные граждане и лица без гражданства, как и граждане Республики Казахстан, имеют право на свободу передвижения по территории Республики и выбор местожительства. Однако для них установлены отдельные ограничения.

Таким образом, в соответствии со ст. 16 Гражданского кодекса РК (далее ГК РК) местом жительства гражданина признается тот населенный пункт, где он постоянно или преимущественно проживает [10,С.11]. Выбор этого места, как правило, зависит от воли гражданина, кроме случаев, предусмотренных законом.

Семейное законодательство не отменяет и не изменяет этих правил.

Супруги могут жить вместе, и такой образ их жизни, как правило, свидетельствует о благополучии в семье. Ведь именно совместное проживание позволяет вести общее хозяйство, а это означает, что брак имеет под собой надлежащую материальную базу. Многие нормы гражданского, семейного, трудового или иных отраслей законодательства исходят из предположения о том, что супруги проживают совместно. Так, например, в соответствии со ст.24 Закона О жилищных отношениях члены семьи нанимателя (в том числе и супруг) пользуются одинаковыми с ним правами и обязанностями по договору найма жилого помещения [11]. И все-таки вести речь о презумпции совместного проживания супругов было бы неверно. Совместное проживание супругов — это скорее та цель, которую преследует законодатель.

Однако во имя этой благой цели никто не может заставить супругов проживать совместно. Никакого обязательного места проживания супруги иметь не должны. Если они желают проживать раздельно, мешать им в этом нельзя. В то же время раздельное проживание супругов может влечь за собой правовые последствия. Например, исходя из содержания п. 2 ст. 34 ЗоБС РК раздельное проживание при условии прекращения семейных отношений может привести к признанию раздельным и имущества, нажитого в период этого проживания. Одним из доказательств фиктивности заключенного брака является раздельное проживание супругов.

В то же время никто не может препятствовать воссоединению семьи, кроме случаев, прямо предусмотренных законом. Скажем, жена не может совместно проживать с мужем, осужденным к лишению свободы, однако за ней сохраняется право свидания, в том числе достаточно длительного. Если какие-либо нормативные или индивидуальные правовые акты препятствуют совместному проживанию, они подлежат отмене. Например, сотрудники паспортной службы не вправе отказать в регистрации одного супруга по месту жительства другого;

3) право на выбор фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака.

Супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии, либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию, присоединяет к своей фамилии фамилию другого супруга [2,С.12].

Из содержания п.1 ст. 15 ГК РК следует, что фамилия является составной частью имени гражданина как одного из способов его индивидуализации. Изменение фамилии при вступлении в брак объясняется исторической традицией или соображениями практического удобства. В прежние времена взятие женой фамилии мужа символизировало растворение ее личности в личности мужа. Впоследствии, когда было признано полное равноправие супругов, любой из них при вступлении в брак получил право избрать фамилию другого.

Ни один супруг не может быть принужден взять фамилию другого. И, тем не менее, большинство жен берет себе фамилию мужа. Меньшая часть вступающих в брак сохраняет прежние фамилии. Наконец, в редких случаях, если муж хочет изменить неблагозвучную фамилию или получить по каким-либо причинам иную фамилию, он берет фамилию жены [7,С.406]. Очевидно, существуют какие-то весомые причины, вызывающие подобное поведение. По-видимому, общая фамилия является символом единства семьи, семейного очага. Она подчеркивает общность супружеской жизни и единое происхождение рожденных супругами детей.

ЗоБС РК признал возможность именоваться двойной фамилией, состоящей из фамилий мужа и жены, соединенных дефисом (например, Голенищев-Кутузов). Положительное значение этой новеллы состоит в том, что возможности выбора супругами фамилии расширены. Однако она может породить и дополнительные проблемы. Двойные фамилии неудобны в употреблении. Двойные фамилии несут в себе угрозу появления тройных и более множественных фамилий как результата присоединения к двойной фамилии еще одной. Во избежание этого ч. 2 п. 1 ст. 30 Закона установил, что соединение фамилий не допускается, если добрачная фамилия хотя бы одного из супругов является двойной [2,С.12].

В случае расторжения брака супруги согласно п. 3 ст. 30 Закона вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии [2,С.12].

Закрепление в законе возможности сохранить общую фамилию обусловлено интересами супругов. Брачные отношения могут существовать довольно продолжительное время, и супруги могут получить широкую известность и общественное признание как раз под общей фамилией. Было бы несправедливым лишать их честно заработанного общественного признания, понуждая к изменению фамилии.

Что касается восстановления добрачной фамилии, то оно обычно происходит в тех случаях, когда отношения между супругами накануне расторжения брака обострились до предела и они стремятся стереть из памяти даже такое малозначительное упоминание о семейной жизни, как общая фамилия. Наконец, иногда супруг под общей фамилией подвергается общественному осуждению и тогда другой супруг стремится отречься от связи с ним путем отказа от прежней фамилии.

При регистрации расторжения брака каждый из супругов должен указать, какой фамилией он хочет именоваться. Однако в ряде случаев получить такое волеизъявление непросто. Так, при расторжении брака по инициативе одного из супругов в случаях, когда другой супруг отбывает наказание или признан недееспособным, последний должен быть извещен об этом. В этом случае ему дается время на то, чтобы он выбрал фамилию, которую он хотел бы иметь после расторжения брака. Причем на случай нежелания осуществить подобный выбор каких-либо правил не предусмотрено. Однако это не может быть препятствием для расторжения брака, просто фамилия такого супруга остается прежней. При признании брака недействительным супругам автоматически возвращаются их добрачные фамилии. Подобный подход законодателя объясняется стремлением в полной мере устранить последствия недействительного брака. Однако в ряде случаев возвращение добрачной фамилии может ущемить интересы одного из супругов, который при этом не виновен в заключении такого брака. В целях защиты добросовестного супруга ЗоБС РК установил правило о том, что он вправе в данном случае сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

Особый порядок перемены фамилии при вступлении в брак и расторжении брака подчеркивает также п. 2 ст. 30 ЗоБС РК, согласно которому перемена фамилии одним из супругов в период брака не влечет за собой перемену фамилии другого супруга;

4) право на совместное решение вопросов семейной жизни. В соответствии с п. 3 ст. 29 Вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов [2,С.12] .

Согласно п. 2 ст. 14 Конституции РК мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Запрещены любые формы ограничения прав граждан по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по иным обстоятельствам [8,С.7]. Следовательно, супруги равны и в сфере семейной жизни, основные вопросы которой они должны решать совместно.

Совместное решение предполагает учет воли обоих супругов в решении любых семейных вопросов. При этом вовсе не обязательно, чтобы супруги по любому поводу заключали между собой договоры. При наличии взаимного доверия супруги могут распределить между собой решение вопросов семейной жизни таким образом, чтобы каждому из них достались для самостоятельных решений разные сферы. Например, они могут договориться, что спортивной подготовкой детей будет целиком заниматься муж, а учебной — жена и т. д. Главное — чтобы один из супругов не мог решать проблемы семейной жизни вопреки воле другого. В противном случае будет нарушен принцип равенства супругов в правовой сфере.

Нарушение правила о совместном решении вопросов семейной жизни влечет за собой правовые последствия. К ним могут быть отнесены признание односторонних действий супруга-нарушителя не имеющими силы (недействительными), возложение на него обязанности восстановить положение, существовавшее до нарушения, и некоторые другие меры, предусмотренные ст. 9 ГК.

Например, будет недействительным усыновление, произведенное без согласия другого супруга, которое необходимо в силу ст. 92 ЗоБС РК.

Правда, применение гражданско-правовых санкций в рамках личных неимущественных отношений далеко не всегда способно восстановить мир в семье. Многие нравственные потери просто невосполнимы. Однако в некоторых случаях применение санкций может достичь своей цели. Ведь даже признание тех или иных действий незаконными может дать серьезный воспитательный эффект [7,С.409].

Хотя право на совместное решение вопросов семейной жизни относится к числу личных неимущественных, оно может быть распространено и на имущественные отношения супругов. Общность супружеской жизни не сводится только к личной сфере, она распространяется и на общее хозяйство. Однако этот вопрос будет рассмотрен позднее, при анализе имущественных отношений супругов.

Личному неимущественному праву одного супруга корреспондирует обязанность другого супруга воздерживаться от нарушения данного права. Например, праву жены на выбор места жительства противостоит обязанность мужа не препятствовать ей в осуществлении данного права. Следовательно, позитивным по содержанию неимущественным правам противостоят негативные (пассивные) обязанности воздержания.

Перечень личных неимущественных прав супругов, предусмотренных в ЗоБС РК, нельзя считать исчерпывающим. В силу диспозитивности гражданского и семейного законодательства могут появиться и иные личные неимущественные права, например в результате бурного развития генной инженерии (право на создание общего ребенка методом клонирования и др.).

Помимо личных прав п. 4 ст. 29 Закона закрепляет и обязанность супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии детей [2,С.12]. Указанная обязанность представляет собой скорее нравственный императив, а не правовую норму. Законодатель как бы указывает супругам на наиболее желательную для него модель построения семейных отношений.

Однако от принудительного навязывания такой модели он отказывается. Подобный отказ выражается в том, что правило п. 4 ст. 29 ЗоБС РК не снабжено санкцией.

Да и сама формулировка этой обязанности включает такое количество оценочных понятий, что ее было бы крайне затруднительно применять на практике. Ведь каждая семья понимает взаимоуважение, взаимопомощь, благосостояние по-своему. То, что для одних — горе, другим — счастье. [7,С.409]. И все-таки брачный договор может содержать указание на неисполнение супругом обязанности, содержащейся в п. 4 ст. 29 ЗоБС РК, как на основание для применения к нарушителю санкций, предусмотренных договором.

Семейный кодекс РФ Раздел 3 ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ. Статья 31 — 46

Опубликовано: 11.02.2018 | Автор: selfrusmeti

О admin

x

Check Also

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества

Юридическая помощь при разводе и разделе имущества Когда семейный корабль в шторм разбивается о рифы ...

Рейтинг@Mail.ru